История шоколада

Сейчас никто не сможет с уверенностью сказать, кто, когда и где впервые попробовал шоколад. Достоверно известно одно: напиток из плодов дерева какао в своем первозданном виде (надо заметить, весьма отдаленно напоминавшем шоколад современный) появился около 3000 лет назад.

В то время еще не открытый европейцами девственный Американский континент населяли индейцы ольмеки. Эта древняя цивилизация зародилась во II тысячелетии до н. э. на берегах Мексиканского залива и просуществовала недолго. Исследователям почти ничего не известно о культуре ольмеков: исчезнув с лица земли, они оставили о себе очень мало свидетельств. Но одно из немногих дошедших до нас упоминаний дает возможность предполагать, что именно в их языке впервые появилось слово kakawa, почти полностью сохранившее свое первоначальное звучание вплоть до наших дней. Исходя из этого можно сделать вывод, что и напиток из какао-бобов был им хорошо знаком.
За 1000 лет до н. э. на смену исчезнувшей цивилизации ольмеков пришла цивилизация индейцев майя. Спустившись с плоскогорий Северной Гватемалы в низменности, они обнаружили деревья какао и, подобно своим предшественникам, стали культивировать это растение и готовить напиток из его семян.

Одновременно с шоколадом родилось на свет еще одно сладкое изобретение, в настоящее время неразрывно с ним связанное. Примерно 3000 лет назад древние египтяне чисто случайно смешали инжир, орехи и мед — так появились первые в мире конфеты.

Очевидно, в тех местах, где майя жили до этого, какао было неизвестно (что и неудивительно — ведь дерево это чрезвычайно нежное и прихотливое, а потому расти может далеко не везде). Так или иначе, изготовленный из его плодов напиток прочно вошел в жизнь этого древнего народа.

В начале новой эры цивилизация майя достигла настоящего расцвета. Люди, создававшие города и замки, по своей архитектуре едва ли не превосходившие памятники Античности, не могли не обладать и высокой духовной культурой. И как ни странно, неотъемлемой частью религиозных культов и ритуалов народа майя стали какао-бобы. Они сопутствовали человеку в рождении, жизни и смерти, а жрецы в храмах молились и приносили жертвы своему могущественному покровителю — богу какао. На самом деле этот необычный культ имеет весьма простое логическое объяснение: очевидно, майя открыли некоторые стимулирующие качества какао, а потому и приписывали ему божественные и мистические свойства.

Разумеется, священный напиток считался роскошью, недоступной простым смертным, и ценность его была колоссальна. Долгое время майя специально не культивировали деревья какао; конечно, они росли в изобилии, но все же этого было недостаточно для того, чтобы каждый мог позволить себе приобщиться к таинству употребления пищи богов, ведь в этом случае она уже перестала бы быть таковой и утратила бы всю свою сакральную сущность.

Нужно сказать, что вкус чудесного напитка в то время отнюдь не соответствовал тому огромному значению, что ему придавалось. В культуре майя было известно несколько способов приготовления какао, но наиболее распространен был следующий: жареные бобы растирали и смешивали с водой, добавляли пряности и употребляли в холодном виде (кстати, именно так его готовили и ольмеки). Какао-бобы сами по себе очень горькие, поэтому нетрудно догадаться, что представлял собою по вкусу напиток богов. Во многих источниках говорится, что одной из его составляющих являлся перец, хотя некоторые исследователи утверждают, что вплоть до прихода европейцев коренные жители Нового Света не знали о его существовании, а слово «piment», предположительно означающее «перец», переводят как «гвоздичное дерево».

Лингвистам удалось идентифицировать в языке древних майя словосочетания «witik cacao» и «cacao kox». Правда, установить их значения оказалось невозможно, поэтому мы никогда не узнаем, какие компоненты включал в себя этот напиток.

Несмотря на это, какао-бобы по-прежнему оставались признаком принадлежности к высшему обществу. Все это привело к тому, что майя стали использовать их в качестве разменной монеты, особой валюты, за которую покупалось все, что угодно. Ценность этих «денег» была исключительно высока: так, за 100 бобов можно было приобрести раба, столько же стоил свежевыловленный краб, а продажная женщина предлагала свои услуги всего за 6 зерен какао.

Если же речь шла о покупке чего-то более дорогостоящего, счет велся уже не на бобы, а на стручки, каждый из которых весил около 500 г. Естественно, люди во все времена стремились разбогатеть, прилагая к этому минимум усилий, и древние индейцы майя не были в этом смысле исключением. Довольно широкое распространение получила деятельность своеобразных «шоколадных фальшивомонетчиков», которые вынимали ценные бобы из стручков, набивали оболочку землей, оклеивали и пускали подделку в оборот.

В конце концов майя осознали все недостатки подобной «экономики» и предприняли меры. Примерно к 600-м годам н. э. были заложены первые плантации деревьев какао.

К IX веку культура майя постепенно пришла в упадок. Сначала их место заняли толтеки, но и эта цивилизация просуществовала недолго, и уже в XII веке на территории современной Мексики была образована мощная империя ацтеков. Разумеется, они не оставили без внимания доставшиеся им в наследство плантации какао, которые год за годом давали все больший и больший урожай. В некоторых источниках говорится, что именно ацтеки изобрели шоколад, и, хотя честь быть первооткрывателями принадлежит, безусловно, не им, они все же внесли огромный вклад в распространение какао не только в Новом, но и в Старом Свете. В конце концов, благодаря ацтекам чудо-напиток стал известен в Европе.

В конце XV столетия ацтеки завоевали обширную область Xoconochco — родину лучших плантаций деревьев какао. И поскольку бобов стало значительно больше, их начали использовать уже не в качестве денег, а как дань.

У ацтеков были в ходу особые единицы измерения зерен деревьев какао. Известно, что в одном мешке содержалось около 24 тысяч бобов, что составляло 3 ксипуипилиса. Нетрудно себе представить, в каких количествах употребляли священный напиток правители империи, если знать, что во дворец одного из них ежедневно доставлялось 4 ксипуипилиса какао-бобов.

Однако чоколатль, как называли его ацтеки (от choco — «пена» и latl — «вода») по-прежнему считался напитком аристократов. Только элита, представители высших сословий — вожди и предводители племен пили чоколатль из золотых чаш, украшенных драгоценными камнями. Большим любителем напитка был знаменитый император ацтеков Монтесума: рассказывают, что он выпивал до 50 чашек за день, а его регулярно пополняемый склад включал около 40000 мешков.

Как и майя, ацтеки считали напиток из плодов какао божественным и сложили о нем немало красивых легенд. Одна из них гласит, что когда-то жил среди этого народа волшебник Кветцалькоатль, посадивший сад из деревьев какао. Из плодов этих чудесных деревьев люди стали готовить напиток, дававший мудрость и силу. Посмотрев на результат своих трудов, Кветцалькоатль возгордился, и в наказание за это мстительные боги лишили его разума. В припадке безумия волшебник разрушил свой сад; лишь одно-единственное дерево случайно уцелело, и с тех пор оно дарит людям радость.

Сами индейцы свято верили в это предание, и именно за вернувшегося Кветцалькоатля приняли они испанского завоевателя Эрнана Кортеса, что в ноябре 1519 года посетил древнюю столицу Мексики Теночтитлан. Однако конкистадор явно не оправдал их надежд: как известно, он прибыл с несколько иными намерениями — покорить Мексику. Для начала испанцы разграбили дворец Монтесумы и, к своему удивлению, обнаружили в его кладовых большие запасы сушеных бобов непонятного происхождения и предназначения.

Рецепт приготовления напитка из бобов какао не претерпел никаких существенных изменений со времен ольмеков и майя. Горький вкус этой странной темной жидкости не вызвал восторга конкистадоров, но тем не менее они отдали должное его специфическому аромату и по достоинству оценили тонизирующий эффект. Тем более что для самого императора Монтесумы чоколатль готовили по-другому: жареные какао-бобы растирали вместе с зернами молочной кукурузы, а затем добавляли мед, ваниль и сладкий сок агавы. Этот напиток гораздо больше пришелся по вкусу испанцам.


Некоторые ученые полагают, что европейцы познакомились с шоколадом еще за несколько лет до Кортеса. В 1502 году Христофор Колумб в четвертый раз высадился у берегов Америки, и коренные жители угостили его драгоценным напитком какао. Однако Колумбу его вкус не понравился, и мореплаватель благополучно о нем забыл.

Очевидно, практичный Кортес мгновенно понял, какую огромную прибыль может принести ему неожиданное открытие. Вернувшись в Испанию, конкистадор направился к королю, до которого уже дошли слухи о творимых Кортесом злодеяниях. В надежде умилостивить монарха мореплаватель привез ему в подарок какао-бобы и рецепт приготовления напитка. Результат не заставил себя ждать: королевская чета распробовала чоколатль (переименованный в шоколат), и вскоре он стал модным напитком испанских аристократов. Те, кто мог себе это позволить (а таких было немного), пили его в любое время суток: в горячем виде на завтрак и в холодном на десерт. Нужно сказать, что испанцы несколько изменили рецепт шоколада: теперь в него стали добавлять тростниковый сахар, корицу и мускатный орех, что значительно улучшило вкус напитка.

Однако в Старом Свете какао-бобы были не меньшей (если не большей) редкостью и роскошью, чем в Новом. Стоили они очень дорого, и не случайно испанский историк Овиедо в XVI веке писал: «Только богатый и благородный мог позволить себе пить шоколад, так как он буквально пил деньги. Какао-бобы использовали как валюту все нации... За 100 этих семян какао вполне можно было купить хорошего раба».

Несмотря на то что к этому моменту Испания наладила весьма активную торговлю с Америкой, объемы поставок какао были все же недостаточными для того, чтобы дорогостоящий продукт стал достоянием широких слоев населения. Видимо, поэтому «первооткрыватели» не желали делиться своей находкой с другими странами и более полувека строго хранили тайну зерен какао. Никто не знал об их существовании, и, когда в 1587 году англичане захватили груженый бобами испанский корабль, добычу просто выбросили, даже не догадываясь о ее подлинной ценности. Но рано или поздно все тайное становится явным, и в скором времени о шоколаде узнала вся Европа.

В век Великих географических открытий и развития морской торговли просто не могло быть иначе: все стремились освоить Новый Свет и извлечь из этого максимум выгоды, как государственной, так и личной.

В XVII столетии люди приписывали шоколаду чудодейственные свойства и даже использовали его в качестве лекарства. Известный в то время целитель Кристофер Людвиг Хоффман настойчиво рекомендовал его как средство от многих заболеваний, подтверждая это удачным примером лечения кардинала Ришелье.

С начала XVII века в разных частях Европы люди различными способами открывали секрет чудесного напитка. Так, благодаря путешественнику Франческо Карети, предпринявшему экспедицию в Америку, о какао-бобах узнали итальянцы, которые впоследствии первыми изобрели лицензию на производство шоколада. Примерно к этому же времени относятся сведения об активной контрабандной торговле этим продуктом в Нидерландах, а немецкий император Карл V даже требовал монополии на какао.

Но все же главный вклад в распространение шоколада в Европе внесла дочь испанского короля Филиппа III Анна Австрийская. Будучи супругой Людовика XIII, в 1616 году она впервые привезла в Париж ящик какао-бобов. А получив известность при французском королевском дворе, шоколад очень быстро покорил всю Европу.

Вкусный ароматный напиток (а в то время его употребляли исключительно в жидком виде) нашел много страстных поклонников и стал более популярным, чем чай и кофе. Однако он все еще оставался исключительно дорогим, и позволить себе это редкое наслаждение по-прежнему могли лишь представители высших сословий.

И все же с течением времени этот продукт становился более доступным: увеличивалось число плантаций какао и постепенно развивалось промышленное производство шоколада. В 1659 году некий француз по имени Давид Шайу открыл первую в мире шоколадную фабрику. Правда, процесс изготовления шоколада на ней не имел почти ничего общего с современным: зерна очищали, естественно, вручную, а затем обжаривали, растирали, выкладывали на каменный стол и раскатывали металлическим валиком. А в 1674 году какао стали добавлять в кондитерские изделия — пирожные и рулеты; так впервые появился «съедобный» шоколад, хотя, конечно, ему еще было далеко до традиционных плиток.

Шоколад занял прочное место в жизни европейцев. О нем слагали легенды (согласно одной из них, первое дерево какао выросло не где-то, а именно в райском саду), его объявляли панацеей от всех болезней (простуды, лихорадки, чахотки и др.), полагали, что божественный напиток вызывает сексуальное возбуждение и способствует долголетию.

Шоколад использовали и в недобрых целях: напиток какао обладал горьковатым вкусом и сильным ароматом, способным перебить привкус яда, а отравление, как известно, было в те времена самым популярным способом политического убийства.

Высшее духовенство тоже не осталось равнодушным к экзотическому напитку. Больше всего представителей католической церкви волновал вопрос, можно ли употреблять шоколад во время поста или же это следует считать грехом.

Торговля шоколадом почти полностью находилась под контролем иезуитов, поэтому нет ничего удивительного в том, что они признавали его употребление вполне допустимым. Тем не менее другие ордена этого мнения не разделяли. Дело в том, что в ту эпоху католическая церковь выступала против всего, что могло доставить чувственное наслаждение, по крайней мере во время поста любые удовольствия категорически запрещались. Вся проблема состояла в том, чтобы определить, способен ли приносить такое наслаждение шоколад.

Высшие духовные лица Мексики долго ломали головы над этим сложнейшим вопросом, и в результате долгих дискуссий собрались на «шоколадный» съезд, где наконец было принято оптимальное решение. Епископы пришли к выводу, что разобраться с этим в состоянии только сам папа, непогрешимый в своей святости, а потому просто неспособный ошибиться. Избранный съездом делегат, отец Джироламо де Сан-Винченцо, отправился в Ватикан к Пию V в надежде на то, что Его Святейшество поможет разрешить мучительный спор.

Однако папа и сам слегка растерялся — никогда в жизни он не пил шоколад и понятия не имел, как следует к нему относиться. Но отец Джироламо все предусмотрел, на всякий случай взяв с собою мешок какао-бобов. Попробовав этот странный, темный, горьковатый напиток, Пий V высказался следующим образом: «Шоколад поста не нарушает. Не может же такая гадость приносить кому-то удовольствие!». Так какао было официально допущено к употреблению самим Его Святейшеством Папой.

Все это не могло не способствовать еще большему признанию шоколада во всем мире, тем более что постепенно, благодаря расширению плантаций и развитию промышленности, он становился все более доступным.

Крепкий и горький шоколад долгое время считался исключительно мужским напитком. Но впоследствии люди научились добавлять в него молоко (первыми это сделали англичане в 1700 году), что придало шоколаду необходимую легкость.

В середине XVIII века во Франции открылись первые шоколадные кондитерские, где каждый желающий мог полакомиться любимым напитком. К 1798 году в Париже насчитывалось уже около 500 таких заведений. А в Англии знаменитые Шоколадные дома (Chocolate Houses) стали настолько популярными, что даже затмили чайные и кофейные салоны.

Вплоть до начала XIX века шоколад употребляли только в виде напитка. Люди долго не могли получить в чистом виде какао-масло, заставляющее шоколадную плитку сохранять свою форму, но в конце концов им это удалось. Данная заслуга принадлежит швейцарцу Франсуа Луи Кайе, который в 1819 году создал первую в мире плитку твердого шоколада. Уже через год после этого события недалеко от местечка Виви была построена шоколадная фабрика по его производству.

Вскоре подобные шоколадные предприятия стали открываться по всей Европе (к примеру, в Англии широкую известность приобрела компания «Фрай и сыновья»). Год за годом специалисты совершенствовали технологии изготовления и изменяли рецептуру твердого шоколада. В него стали добавлять орехи, цукаты, различные сладости, вино и даже пиво.
Еще один переломный момент в истории шоколада наступил в 1875 году, когда швейцарец Даниэль Петер изобрел принципиально новый его вид — молочный. Необходимый для его изготовления компонент — молочный порошок — Петеру поставлял другой известный швейцарский предприниматель Анри Нестле. Последний, очевидно, оценив все преимущества этой отрасли промышленности, в начале XX века стал выпускать под своей маркой твердый шоколад, изготовленный по рецептуре Петера и Кохлера. А уже к 1929 году компания Нестле, объединившись с фирмами Петера, Кохлера и Кайе, стала крупнейшим производителем знаменитого швейцарского шоколада.

Триумфальное шествие шоколада по миру не обошло стороной и Россию. Первые шоколадные фабрики были открыты в Москве приблизительно в то же время, что и в других европейских городах, — в середине XIX века.

Наши неблагодарные сограждане порой абсолютно напрасно недооценивают отечественный шоколад. Справедливости ради стоит заметить, что по своему качеству многие марки, получившие известность в советский период, нисколько не уступали тому же швейцарскому шоколаду, а их низкая стоимость объяснялась тем, что едва ли не все страны-поставщики какао принадлежали к числу союзников СССР.

Правда, своих шоколадных специалистов у нас в то время было довольно мало и производство плиточного шоколада находилось по большей части под контролем иностранцев. Самыми крупными фирмами являлись немецкое предприятие «Эйнем» (в будущем — «Красный Октябрь») и французская семейная компания «А. Сиу и К°». Но все же и в России имелись свои «шоколадные короли», среди которых был наиболее известен Алексей Иванович Абрикосов, ставший основателем знаменитой фабрики «Бабаевская».

Автор: Иофина И.О.